На репутацию Кожина «пала тень» Черкасенко

Сенатор и бывший управделами президента доказывает отсутствие криминальных связей.

Сенатор Владимир Кожин в судебном порядке добивается удаления из сети публикаций, причиняющих ущерб его чести, достоинству и деловой репутации. Среди прочего, политик доказывает отсутствие у его семейства связей со скандально известным бизнесменом, гендиректором группы «Атомпромресурсы» Андреем Черкасенко, осенью прошлого года ставшим фигурантом уголовного дела об особо крупном мошенничестве и объявленным в международный розыск. Ранее в СМИ появлялись публикации о возможных связях Черкасенко с замначальника Управления по регулированию безопасности объектов ядерного топливного цикла Ростехнадзора Алексеем Аникиным , в сентябре отправленным по решению суда под домашний арест в рамках расследования дела о получении взятки. Также бизнесмену приписывали реализацию сомнительных проектов совместно с представителями семейства Кожина. В частности, речь шла о переводе на аффилированные с Черкасенко фирмы элитной недвижимости, принадлежавшей Управлению делами президента РФ (УДП), которым в 2000-2014 гг. руководил Владимир Кожин. Его отставке предшествовал целый ряд громких коррупционных скандалов и уголовных дел. Сообщалось, в частности, что сам глава Управления получил в собственность почти 8 гектаров земли на Рублево-Успенском шоссе, заплатив за них всего 162 тыс. рублей при фактической стоимости порядка 50 млн долларов. Подчиненные Кожина из УДП неоднократно попадали в поле зрения силовиков. В частности, широкую известность получило уголовное дело, связанное с продажей комплекса зданий предприятия «Квант-Н», стоимость которого была занижена на 1 млрд рублей. Тогда в числе осужденных оказались экс-директор подконтрольного УДП ФГУП «Центр финансового и правового обеспечения» Николай Скрыпников и его зам Александр Ведин. Сам Кожин проходил по делу в свидетельском статусе, хотя обвиняемые заявляли, что все сделки по отчуждению федерального имущества в пользу третьих лиц осуществлялись исключительно с его ведома. На период руководства Кожина пришлось также хищение 1,2 млрд рублей, выделенных на строительство президентской резиденции в Ново-Огарево, за которое были осуждены ряд бизнесменов и сотрудников ФСО.

Репутацией сенатора Кожина снова занялся суд

Бывший руководитель Управления делами президента РФ (УДП), действующий сенатор Владимир Кожин (представляет Москву в Совете Федерации) в конце прошлого года озаботился «чистотой мундира» и решил через суд «подчистить» интернет от негативной информации о себе любимом.

«Сегодня мы видим, что практика откровенной клеветы в отношении государственных лиц, чиновников достигла своего апогея. Мы будем жестко реагировать на каждую подобную провокацию», – заявила адвокат политика Марина Дубровская.

Говоря об «апогее клеветы» в отношении «государственных лиц», юрист несколько погорячилась: сегодня скорее можно говорить об апогее уголовных дел, фигурантами которых становятся чиновники самого разного калибра. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с новостями за минувший год, вбив в поисковике слова «коррупция», «задержание», «арест» и т.д. Причем нередко о масштабных коррупционных проявлениях в том или ином ведомстве пресса и телеграм-каналы сообщают еще до визита силовиков. Но может быть адвокату Дубровской в силу профессиональной занятости просто некогда следить за публикациями в СМИ?

Говоря о сенаторе Кожине, стоит напомнить: еще в далеком 2010 году, возглавляя Управление делами главы государства, он судился с редакцией «Новой газеты», рассчитывая взыскать с издания 1 млн рублей: во столько чиновник оценил поруганные «честь, достоинство и деловую репутацию». В ставшей предметом разбирательств публикации шла речь о 800 миллионах, выделенных на якобы уже построенную дорогу, готовый фундамент и стены для одного из правительственных сочинских санаториев, доставшихся фирмам, связанным с руководством УДП.

Сообщалось, что тогда источником для журналистского расследования стали разоблачения гендиректора компании «Москонверспром» Валерия Морозова: по словам бизнесмена, он в течение нескольких лет выплачивал «откаты» высокопоставленному сотруднику УДП, составлявшие 12% от 1,5-миллиардного контракта на реконструкцию корпуса «Приморский» санатория «Сочи».

Речь шла о замначальника управления капстроительства УДП Владимире Лещевском, в августе 2010 года ставшего фигурантом уголовного дела о получении взяток в общей сложности на 180 млн рублей. Но в мае 2012-го расследование в отношении него было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. По информации портала «FLB», этому предшествовал загадочный инцидент с исчезновением доказательств – видеозаписей, на которых зафиксирован момент получения Лещевским взятки. Выступавшего взяткодателем Морозова, в свою очередь, обвинили в неуплате налогов более чем на 130 млн рублей; он бежал в Лондон, где запросил политическое убежище и заявил о сфабрикованном характере уголовного преследования.

Фамилия самого Кожина в антикоррупционных разоблачениях не фигурировала, но с иском в адрес «Новой газеты», помимо УДП, обратился и его руководитель. Суд, впрочем, обязал редакцию выплатить не миллион, а 100 тыс. рублей, оценив в такую сумму причиненный чиновнику моральный вред. Тогда СМИ обратили внимание на одно немаловажное обстоятельство: сам факт взяточничества в возглавляемом им Управлении Кожин не оспорил.

Чиновники-аферисты из УДП

С поста руководителя Управделами Кожина сняли в мае 2014 года, после чего он был назначен на должность помощника главы государства по вопросам военно-технического сотрудничества. В прессе отставку связывали, в том числе, с целым рядом произошедших в ведомстве коррупционных скандалов. В частности, сообщалось о сделке, в результате которой Кожин стал собственником земельного участка площадью 7,7 гектара в Одинцовском районе Подмосковья, на Рублево-Успенском шоссе.

По данным СМИ, участок достался Кожину в 2009 году всего за 162,1 тыс. рублей, в то время как стоимость 1 гектара земли в расположенном поблизости поселке Горки-10 в то время оценивалась примерно в 7 млн долларов. То есть, фактически чиновник должен был заплатить за приобретение порядка 50 млн долларов по курсу, но получил объект за чисто символическую плату. В сети можно ознакомиться с письмом замглавы ТУ Госимущества Московской области Е.В. Медведевой, адресованным вышестоящему руководству, в котором говорится об имевших место при передаче федерального объекта в частную собственность нарушениях действующего законодательства. Однако соответствующее распоряжение все-таки было подписано в подмосковном ТУ Госимущества.

Вот так без отрыва от основной деятельности господин Кожин на ровном месте и только по итогам одной сделки с госсобственностью стал долларовым миллионером. В публикации издания «PASMI» (признано в РФ иноагентом) описывалась подробная схема передачи УДП в собственность компании «Гарант-Клуб» за 18 млн рублей более 20 гектаров лесных угодий на берегу Москвы-реки все в том же Одинцовском районе, при кадастровой стоимости участка в 737 миллионов и рыночной цене, достигавшей 2 миллиардов. Как выяснили журналисты, фирма «Гарант-Клуб» оказалась аффилирована с зампредом «Газпромбанка» Ильей Елисеевым и его Фондом некоммерческих региональных проектов «ДАР».

О коррупционных схемах с недвижимостью в УДП СМИ писали неоднократно, вот только руководивший ведомством Владимир Кожин все время оставался в стороне от махинаций своих сотрудников. Так, в мае 2013 года стало известно о задержании замдиректора ФГУП «Центр финансового и правового обеспечения» УДП Олега Самотина, двух его подчиненных и гендиректора частной коммерческой фирмы, подозреваемых в вымогательстве у бизнесмена 10 млн рублей за подписание договора аренды офисных помещений на улице Варварка в центре Москвы.

Обстоятельства задержания вызывали недоумение: вскоре все фигуранты дела оказались на свободе, что дало Самотину возможность скрываться от следствия в течение нескольких месяцев до повторного задержания и ареста. Сообщалось о последовавших вскоре масштабных проверках, раскрывших схемы незаконного отчуждения находящихся в госсобственности элитных земельных участков в Подмосковье и Краснодарском крае, причинивших ущерб в 1,7 млрд рублей. Сомнительные документы подписывал, якобы, руководитель УДП Кожин, что повлияло на решение президента об отставке проштрафившегося чиновника.

Кожин – свидетель, подчиненные - обвиняемые

Можно только удивляться тому, насколько ловко будущий сенатор оставался в стороне, в то время как его подчиненные становились фигурантами громких расследований и отправлялись на скамью подсудимых. Более того, Кожину довелось даже побывать в свидетельском статусе, как, например, в ходе расследования схемы с продажей комплекса зданий ОАО «Квант-Н», стоимость которого оказалась заведомо занижена на 1 млрд рублей.

По обвинению в особо крупном мошенничестве перед судом предстали и в 2018 году были признаны виновными экс-директор ФГУП «Центр финансового и правового обеспечения» (ЦФПО) УДП Николай Скрыпников, его бывший заместитель Александр Ведин, экс-гендиректор «Квант-Н» Андрей Гришин, гендиректор ООО «Стриктум» Анна Мягкова и гендиректор ООО «Темперанс» Станислав Коренков. Кроме того, к аферам оказался причастен бывший помощник руководителя Росимущества Александр Нистратов, успевший скрыться от следствия и возможно находящийся на территории США.

Сами осужденные заявляли, что сделки по отчуждению в пользу третьих лиц находящихся в федеральной собственности активов осуществлялись с ведома Владимира Кожина и бывшего главы Росимущества Юрия Петрова. Более того, как писал «Коммерсант», именно Кожин в 2011 году обратился в Росимущество с инициативой о передаче «Квант-Н» под контроль ФГУП ЦФПО, что и было сделано в кратчайшие сроки. Вот только и Кожин, и Петров проходили по делу как свидетели.

Не менее громким стало уголовное дело о хищении 1,2 млрд рублей выделенных в 2011 году на строительство президентской резиденции в Ново-Огарево. В числе его фигурантов оказались гендиректор холдинга «Форум» Дмитрий Михальченко, бывший директор ФГУП «Атэкс» ФСО РФ Андрей Каминов, экс-руководитель Службы инженерно-технического обеспечения ФСО генерал-лейтенант запаса Игорь Васильев и др. Все обвиняемые были признаны виновными в инкриминируемых им преступлениях. Бизнесмена Михальченко, как организатора преступного сообщества, суд приговорил к 20 годам колонии строгого режима со штрафом в 1 млн рублей.

Вообще процент коррупционеров в окружении господина Кожина в бытность его руководителем Управления прямо-таки зашкаливал. В 2019 году уголовное дело было возбуждено в отношении его многолетнего заместителя Ивана Малюшина. Как установило следствие, последний незаконно подписал допсоглашение к договору аренды находящегося в федеральной собственности земельного участка, заключенному в июне 2013 года между управделами и компанией «Стройгруппсервис», вследствие чего бюджет недополучил более 96 млн рублей. Вскоре по ходатайству следователя, расследование оказалось прекращено в связи с амнистией, приуроченной к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Вот только многомиллионные махинации не сошли с рук бывшему чиновнику: в декабре прошлого года стало известно, что Верховный суд России прислушался к доводам Генпрокуратуры и признал незаконной амнистию в отношении Малюшина. Более того, в надзорном ведомстве настаивают на переквалификации действий обвиняемого на более тяжкую статью. Таким образом, обвинительный приговор в отношении экс-заместителя Кожина с большой долей вероятности все-таки будет вынесен.

Сенатор открещивается от бизнесмена Черкасенко?

В июле прошлого года СМИ сообщили о том, что Игорь Кожин – полный тезка сына сенатора Владимира Кожина – стал основным владельцем ритейлера «Stopexpress», управляющего сетью из более чем 120 магазинов, расположенных на заправках «Газпромнефти». Стоимость сделки эксперты «Коммерсанта» оценивали в 2,1 млрд рублей. Отмечалась перспективность бизнеса: по итогам 2021 года выручка сети увеличилась в 2,6 раза до 4 млрд рублей, прибыль выросла почти на 30% – до 134,2 миллиона.

В свое время Кожину-младшему и его отцу приписывали связи со скандально известным гендиректором инвестиционно-промышленной группы «Атомпромресурсы» Андреем Черкасенко. В сентябре прошлого года Черкасенко стал фигурантом уголовного дела об особо крупном мошенничестве, был заочно арестован и объявлен в международный розыск. Подробности расследования не сообщались, но уточнялось, что ущерб от действий бизнесмена составляет порядка 100 млн рублей.

Декларирующая нулевые выручку и прибыль, Группа «Атомпромресурсы» презентовалась как «одна из ведущих частных компаний атомной отрасли основанная в 1995 году как правопреемник Главснаба Минатома России», приоритетными направлениями деятельности которой являются обеспечение предприятий ядерного топливного цикла товарно-материальными ресурсами, предоставление инжиниринговых услуг, включая проведение НИОКР, разработка проектно-конструкторской документации и изготовление оборудования.

Черкасенко, в свою очередь, связывали с замначальника управления по регулированию безопасности объектов ядерного топливного цикла Ростехнадзора Алексеем Аникиным, опять-таки в сентябре 2022 года задержанным и отправленным под домашний арест в рамках расследования дела о получении взятки. В сети озвучивались версия, согласно которой через структуры Черкасенко (в частности, обанкротившуюся компанию «Промсредмаш») могли выводиться сотни миллионов рублей, полученные в рамках контракта с «Росатомом», а способствовал получению ими аттестации якобы позже оказавшийся в разработке силовиков Аникин.

В этом контексте обращают на себя внимание публикации о совместных «проектах» Черкасенко с семейством сенатора Кожина. В частности, о переводе на подконтрольные бизнесмену компании элитной недвижимости в подмосковном Петрово-Дальнее, ранее принадлежавшей ФГУП «Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс» УДП.

Спрашивается, с чего бы это Владимир Кожин начал в судебном порядке доказывать отсутствие у него каких-либо связей с находящимся в розыске Черкасенко? Не опасается ли сенатор, что публикации в СМИ не только привлекут внимание силовиков к «схемам» с участием чиновников из «Росатома» и Ростехнадзора, но и позволят по новому взглянуть на «дела давно минувших дней», когда он занимал пост главы Управделами президента? Ведь, как известно, лучший способ защиты – это нападение.




Резонанс