News:

“Хамелеоны” из “Центуриона”. Часть вторая

14.01.2020

Для особо осведомлённых лиц не являлось великим секретом, что созданный в конце 1989 года в структуре КГБ Латвии Отдел по борьбе с организованной преступностью, в основном, занимался именно “целенаправленным сбором” всевозможного рода негативных оперативных сведений и прочего «тяжёлого компромата» на различных лиц из числа криминальных “авторитетов” и просто, так называемых, “теневиков” от экономики республики.

Многие из которых после обретения Латвией в 1991 году государственной независимости стали известными бизнесменами и банкирами, а также видными политическими деятелями. А некоторые из них даже заняли высокие посты в латвийских правительственных структурах.

Основные массивы всех накопленных “Отделом ОП” КГБ Латвии компрометирующих файлов обозначенной направленности после его ликвидации попали в непосредственное владение как раз ставших руководителями частно-сыскного агентства “Центурион” бывших начальников Отдела ОП. Таким образом, подавляющая часть из секретного банка данных КГБ, включая сюда сведения, могущие нанести серьёзный вред тем или иным государственным деятелям, а также крупным предпринимателям республики оказались в руках приватных лиц.

Как мне позднее стало известно, некоторые из подобных материалов стали достоянием организованной преступности Латвии. Характерно, что в дальнейшем указанные конфиденциальные файлы с компроматом были использованы для оказания неформального психологического и физического давления на целый ряд бизнесменов и банкиров страны. Насколько мне известно, как раз одним из подобных лиц являлся и фактический владелец “Baltija Banka” Александр Лавент.

Ради справедливости следует также заметить, что с образованием частно-сыскного агентства “Центурион”, Александр Лавент первое время действительно возлагал определённые надежды на то, что финансируемая им “структура”, к тому же вдоль и поперёк укомплектованная из числа бывших кадровых офицеров КГБ, сможет быть по-настоящему полезна в его поистине необъятной коммерческой и банковской деятельности. И надо полагать, что на начальном этапе существования “Центуриона” ожидания Александра Лавента относительно работоспособной деятельности названной коммерческой компании вполне оправдывались.

Так, одним из первых неофициальных “заказов”, сформулированных к руководству “Центуриона”, явился сбор и получение любых компрометирующих сведений в отношении депутата латвийского Сейма от национально-консервативной партии “Latvijas Nacionālās Neatkarības Kustība” (LNNK) Александра Кирштейнса. При этом в качестве инициативной ориентировочной информации при формулировании данного специфического “задания” работникам “Центуриона” было популярно разъяснено, что названный депутат “полностью коррумпирован”. А также что “продажный” Александр Кирштейнс негласно “лоббирует” в парламенте интересы ряда частных коммерческих структур, от представителей которых взамен получает баснословно крупные неофициальные вознаграждения, а попросту, взятки. В качестве дополнительной “вводной” попутно также указывалось, что Александр Кирштейнс является в республике проводником политики “за тотальную чистоту латвийской нации”, которая совершенно несовместима с интересами “большого бизнеса”.

Осуществляя обозначенный “заказ” по конфиденциальной “разработке” упомянутого депутата латвийского парламента сотрудники “Центуриона” в течение нескольких дней почти постоянно секретно следили и пытались фотографировать все передвижения Александра Кирштейнса в Риге. Таким образом, судя по всему, рассчитывая получить необходимые им негативные сведения. Кроме того, для выполнения обозначенного “задания” работники “Центуриона” в течение двух-трех недель параллельно проводили нелегальное прослушивание домашнего и служебных телефонов депутата Александра Кирштейнса. Характерно, что делалось всё это с использованием негласных агентурно-оперативных и технических возможностей, остававшихся у бывших сотрудников КГБ, работавших в “Центурионе”, практически на всех телефонных станциях Риги и Юрмалы.

Любопытно, что и следующими субъектами негласных “разработок” частно-детективного агентства “Центурион” в Латвии являлись и другие депутаты латвийского парламента. Один из них Алексей Зотов, он же – “Отец Алексей”, священник русской православной Троицкой церкви в Риге, ранее широко известный своими близкими приятельскими контактами с Иваном Харитоновым и некоторыми членами из его преступной группировки “Бригада Харитона”.

Помимо всего прочего, особый интерес вызывала деятельность в Латвии некоей московской коммерческой структуры – “Ассоциации “XXI-й век””. Надо заметить, достаточно одиозно известной в околофинансовых и криминальных кругах, равно как и правоохранительным органам российской столицы.

В связи с чем также был сформирован ещё один конфиденциальный “заказ” с целью добыть любую информацию в отношении указанной компании и лиц, с ней каким-либо образом ассоциированных.

Как бы то ни было, но поздней осенью 1991 года все бывшие оперативники-“агентуристы” из “Центуриона” получили задание начать немедленный целенаправленный сбор сведений от своих секретных осведомителей, работающих в структурах правоохранительных органов Латвии в отношении возможности детально выяснить все обстоятельства и ход расследования уголовного дела, возбужденного ранее латвийской генпрокуратурой по факту убийства местного уголовного “авторитета” Виктора Абакумова.

(Виктор Абакумов был убит 18 сентября 1991 года на лестничной клетке своего дома на ул. Илукстес. В него стреляли из двух пистолетов, а затем ударили ножом).

Выполняя данное негласное “поручение” бывшие сотрудники КГБ по своим личным каналам, через своих информаторов среди работников Отдела по борьбе с организованной преступностью МВД и Генеральной прокуратуры республики, что называется, быстренько “навели справки”. При этом им удалось выяснить, что на тот отрезок какого-либо лица, реального подозреваемого в убийстве Виктора Абакумова у следствия не имелось, хотя отрабатывалось несколько версий:

Версия первая: — Виктор Абакумов был убит по прямому указанию Ивана Харитонова, так как претендовал на его место;

Версия вторая: — Виктор Абакумов был ликвидирован по указанию другого уголовного “авторитета”- Тамулиса в ходе обычной бандитской “разборки”, возникшей вследствие передела сфер криминального влияния;

Версия третья: — Виктор Абакумов якобы обещал своё содействие в организации побега из Следственного изолятора полиции находившемуся в тот период под арестом лидеру латвийских коммунистов Алфреду Рубиксу. Однако после освобождения рассказал об этом плане нескольким своим близким связям. Через которых тут же произошла “утечка информации” в МВД и в прокуратуру. В связи с чем не исключалось, что убийство Виктора Абакумова могло было быть совершено сотрудниками бывшего ОМОНа или КГБ;

Версия четвёртая: — Виктор Абакумов был ликвидирован представителями некоей российской криминальной группировки, которые таким образом просто реализовали “заказ” московской “Ассоциации“XXI-й век””. Косвенным подтверждением в пользу обозначенной версии мог служить факт о том, что официальное следствие вроде бы даже располагало информацией, что незадолго до убийства Виктор Абакумов явился во фраке на презентацию Торгового Дома “Latonija” в Риге, одним из основных учредителей которого являлась как раз “Ассоциация “XXI-й век””. При этом было даже известно, что на данное торжество Виктор Абакумов не был допущен, в связи с чем в ближайшем окружении бахвалясь, он якобы обещал отомстить “серьёзно обидевшим его москвичам”.

Между тем, осуществляя данное “задание” своего основного “спонсора”, работникам “Центуриона” также удалось выяснить, что как раз отрабатывая последнюю версию, сотрудники полиции и Генеральной прокуратуры Латвии усиленно собирали информацию в отношении самой “Ассоциации “XXI-й век””. А также об её учредителях и реальных владельцах указанной коммерческой структуры. Как бы то ни было, но на оперативном уровне в свете возможных мотивов, реальных заказчиков и организаторов убийства Виктора Абакумова тогда даже мелькали такие известные имена, близкие к российскому криминалитету, как Анзори Кикалишвили и Иосиф Кобзон.

Кроме того было выяснено, что уже на начальном этапе ведения следствия по факту убийства Виктора Абакумова со стороны ряда депутатов Латвийского парламента предпринимались попытки оказать неофициальное давление персонально на Генерального прокурора Латвии Яниса Скрастиньша. Главной целью этого негласного, но вместе с тем, весьма и весьма ощутимого “прессинга” якобы ставилась задача в максимально короткий срок найти убийцу Виктора Абакумова.

Занимательно, что особую активность и необъяснимо бурное “рвение” в обозначенном вопросе проявлял как раз уже упоминавшийся выше депутат латвийского парламента Алексей Зотов. Который в ходе неоднократных личных встреч с Янисом Скрастиньшем очень просил того приложить все усилия, чтобы обязательно установить лиц, виновных в совершенном преступлении.

Однако, спустя несколько месяцев после начала следствия, всё тот же Алексей Зотов в приватной беседе с тем же Генеральным прокурором Латвии Янисом Скрастиньшем как-то сообщил, что его уже больше не интересует убийца Виктора Абакумова, так как тот погиб в результате обычной внутренней бандитской “разборки”. При этом Алексей Зотов достаточно прозрачным намеком дал понять собеседнику, что Виктор Абакумов где-то сам “переступил границы дозволенного и перешёл дорогу” лидерам Концерна “Pardaugava”. “За что он и поплатился головой”.

Примечательно, что на описываемый момент к непосредственному руководству Концерна “Pardaugava”, помимо Владимира Лескова, было также принято относить как раз Александра и Эмиля Лавентов.

Характерно, что в оперативном кругу было известно, что позднее уголовное дело об убийстве Виктора Абакумова было соединено с другим расследованием по факту смерти ещё одного криминального “авторитета” Латвии Эдуарда Тамулиса (Эдуардас Тамулис, 1950 года рождения. Его труп был обнаружен на обочине шоссе Рига-Бауска. Эдуардас был авторитетом уровня Абакумова). Так вот, следователь Генеральной прокуратуры Латвии, у кого в производстве находились оба файла, в одном сугубо конфиденциальном разговоре со своим коллегой (который по “странному” стечению обстоятельств являлся негласным информатором “Центуриона” внутри Генеральной прокуратуры республики – состоял на неофициальном денежном “пособии” у Геннадия Силонова) совершенно откровенно признался тому, что не собирается реально работать в направлении раскрытия этих убийств, потому как “…кто-то сделал очень хорошее, доброе дело, что застрелил обоих бандитов…”.

Кроме того, в той неформальной беседе указанный прокурорский работник, нисколько не стесняясь собеседника, также добавил, что относительно “перспектив полного нераскрытия” данных двух “тёмных “заказняков”” он уже имеет личное “неофициальное добро”, полученное от самого генпрокурора страны Яниса Скрастиньша.

Продолжение следует.

kompromat.lv


Источник: “http://fbi.media/hameleony-iz-tsenturiona-chast-vtoraya/”

біржа Аграрний фонд нулевая технология No-till «Лабораторія No-till 2020» Медицинский корпус День соборности трагедия в Бердянске супермарке пташиний грип хромбук chromebook   Сенцов   Берлинале оплата Сюмар  свобода слова  дезинформация  податкова реформа автотуризм автопутешествие Christian Dior Свідки Єгови Новосад Анна нелегальні мігранти Николай Латанский Джеруй Деловой партнер Трампа Тевфик Ариф превратил яхту Ататюрка в бордель Криминальный авторитет Юрий Ериняк он же Юра “Молдован” Хелемский Геннадий Шевченко Кирилл Николя Саркози погряз в благодарности Патоха Шодиева Олейник Святослав: стать днепровским губернатором или подследственным? ЧАСТЬ 2 военкомат Медицинская мафия устроила разборки из-за почек смертельно больных Александр Дубровин: Воровать по-новому климатические активисты Международная организация труда рынок труда Давос форум

Редакция